Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Что скрывается за байками про аномально многодетные семьи церковников про "недопустимость вмешательс

В Мордовии - грандиозный скандал с издевательством родителей над 12-ю детьми. Старшие ребята забрали младших и подали на родных мать с отцом в суд. Особую пикантность этой истории придает тот факт, что речь идет о семье священнослужителя, которая всегда была образцом добра и благочестия. 56-летнего протоиерея Сергея Смолякова из села Чамзинка задержали по подозрению в истязаниях детей и сексуальных действиях.

Об беспределе, царившем за закрытыми дверьми религиозной семьи, «МК» рассказали сами дети Смоляковых.

Отец Сергий 20 лет был настоятелем Никольской церкви в селе Сорлиней Чамзинского района. У батюшки своих шесть детей и столько же приемных сирот – их брали из детдомов в течение последних 17-ти лет.

Но лишь сейчас против Смолякова завели уголовное дело, зато сразу по трем статьям: «истязания», «неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетних» и «насильственные действия сексуального характера». По версии следствия, с 1996 по 2020 годы, то есть на протяжении 24 лет, отец Сергий и матушка Ольга избивали, истязали голодом и холодом своих детей – как взятых на воспитание, так и родных. А одна из приемных дочек, которой сейчас 21 год, в ходе разбирательств призналась, что отец совершал в отношении нее развратные действия, когда она была маленькой...

О том, что произошло, «МК» рассказал их родной сын, 27-летний Анатолий Смоляков:

– Я уже лет пять живу отдельно от родителей, давно мечтал вырваться от них, но они реально не отпускали. У родителей было маниакальное желание собрать под одной крышей всех детей. Был очень жесткий домострой. Лично меня всего лишь жестко наказывали ремнем лет в 12-13, но отец тогда еще не был священником. А вот когда он стал служить в церкви, и родители взяли первого ребенка, все начало усугубляться.

– Расскажите об отношениях в семье.

– Самый старший брат Антон, ему 34 года, живет сейчас с женой в Абхазии. Потом идут Михаил, я, Татьяна, Анна, а в 2002 году родители взяли первого ребенка из детдома – 3-летнюю Катю, через год – Олю. И в этом же году родился последний родной сын Иван. Потом было еще четверо приемных детей. Поначалу они били и мучили только двух приемных девочек, Катю и Ольгу. В их отношении была жуткая агрессия, а потом это плавно перешло и на всех остальных детей. Ольга до нас жила у другой семьи, но те ее сдали как олигофрена, хотя в целом она была не такой уж глупой. Катерину, если она провинилась, закрывали в погребе, где хранилась картошка, почти на сутки. Без еды и воды, на холоде, у нее с тех пор хронический гайморит. Знаете, все накинулись на отца сейчас, но мать проявляла даже большую агрессию к детям.

– Это Катерина обвинила отца в сексуальных действиях? Она вам никогда об этом прежде не говорила?

– Нет, никому. Даже Ольге, с которой они больше всего были близки, не рассказывала эту историю. Она решилась это рассказать, когда мы уже пошли подавать заявление в полицию на родителей. Когда она поняла, что мы все будем вместе. Когда все это началось, отец ей сказал такую фразу, «если ты кому об этом скажешь, я тебя убью».

– Как вы сейчас сможете доказать все это, ведь столько времени прошло?

– Следствие идет, мы отвечаем на вопросы следствия. Опрашивают соседей, прихожан храма. И многие факты подтверждаются. Мы не хотим никого сажать и наказывать, но мы хотим защитить остальных детей. А там пусть суд разбирается.

– Кто сейчас остается с вашими родителями?

– Татьяна, Ольга и еще 10-летняя Кристина. Еще двоих несовершеннолетних братьев в сентябре родители отправили в Абхазию в какой-то местный монастырь «на перевоспитание», сейчас следствие выясняет, что с ними… К Татьяне, старшей дочери, мать всегда относилась иначе, чем к другим, она получала меньше всех. Поэтому у нее нет желания помочь нам, она сейчас с родителями заодно. Ольга когда-то сбегала от отца с матерью, с жуткими скандалами, но сейчас переметнулась к ним, потому что они пообещали купить ей квартиру.

А вот что рассказала «МК» Катерина:

– Родители меня били вплоть до 18 лет. В детстве били больше, ремнем, шлангом, чем придется. Когда мне было лет девять, это было Рождество, я из школьного новогоднего подарка съела конфету, и за это меня решили наказать. Отец избил меня шлангом, а потом взял швабру и стукнул по голове. У меня два шрама на лбу от отца и от матери, мать стукнула кошельком за невымытые полы…

– Других детей при вас били?

– Да, других тоже. Был случай, они раздали новогодние подарки и мальчишки съели оттуда по паре конфет без спросу, мать начала проверять эти подарки, и увидела, что не хватает конфет. И мальчишек за это избили шампуром от шашлыка.

– Почему вы это все терпели?

– Когда я отцу сказала, что пожалуюсь кому-нибудь, он меня в спортзале так избил клюшкой, я была вся синяя. Конечно, мы все их боялись. В 18 лет я просто собрала вещи и ушла от них. В 19 лет родила ребенка, мне некуда было идти, и я вернулась к ним. Замуж я не выходила. Начались скандалы, они забрали у меня ребенка и не отдавали. Я сказала, что позову полицию, и тогда они меня связали и я пролежала целый день, брат потом меня развязал...

– Что можете сказать о случаях сексуальных действий со стороны отца?

– Я об этом рассказала в полиции, это было дважды, но я не хотела бы, чтобы все знали. Для меня это очень тяжело.

Сейчас они все шестеро детей Смоляковых (у некоторых уже жены и дети, всего 12 человек) живут в Саранске в одной большой четырехкомнатной съемной квартире – об этом нам рассказал Михаил.

– Михаил, вас родители приобщали к церковной жизни?

– Да, мы все выполняли послушания, читали молитвы, прислуживали в алтаре, пели песнопения. Каждое воскресенье и по праздникам поднимались в пять утра и ездили за 25 км в приход, службы были долгие. После школы я и мой старший брат Антон поступили в Казанскую духовную семинарию. Он после второго курса ушел оттуда, а я ушел после трех курсов, потому что понял, что это не мое. Другие дети, которые сейчас с нами, тоже равнодушны к религии. Кто-то раньше, кто-то позже к этому пришел.

– На что вы сейчас все живете?  

– На накопления, которые есть у нас с братом Толей – они остались после того, как у нас был собственный бизнес – шиномонтаж. До июня этого года мы работали на себя, в июне родители его продали. Сейчас с работой не получается, тем более, что мы сейчас заняты в следственном комитете. У меня двое детей, пяти и двух лет.

– Вам не жаль родителей, если их посадят…?

– У меня смешанные чувства. У нас не было задачи их посадить, мы хотели забрать детей. Но раз по-другому не получилось, и родители пошли на нас войной… Мать рассказала, что во всем виноват я, в каждом предложении у нее ложь. С одной стороны, родители, с другой стороны, сколько можно терпеть?

…Между тем, сам Сергей Смоляков утверждает, что у него начался конфликт с сыновьями на почве продажи их бизнеса, хотя, по его словам, продано было с их обоюдного согласия (накопились долги). Мать же во всем винит Михаила, якобы он зачинщик всего: «Он же у нас ездил в Москву на тренинги по бизнесу, это как секта, и у него гордыня взлетела выше крыши, что он все может. Там явно идет такое беснование… Они уже все сняли кресты с себя сейчас…».

Местные источники рассказывают, что семейство Смоляковых находилось на хорошем счету. Но после разгоревшегося скандала стали появляться очевидцы, которые в свое время обращали внимание на непростые отношения родителей с детьми. Кто-то из жителей возмущался, что дети-подростки Смоляковых работают в шиномонтаже. «Об эксплуатации детского труда собирались сообщить в правоохранительные органы, но, как говорится, поговорили и забыли… Сейчас возбужденно уголовное дело по статье «Халатность» из-за бездействия органов опеки», – рассказала нам Алена Нестерова из Саранска.

Однако многие прихожане защищают батюшку – говорят, что отца Сергия и матушку Ольгу оговорили собственные дети.

– Я знакома с семьей отца Сергия, – рассказывает молодая жительница села Дарья. – Раньше в какой российской семье не лупили порой? А приемных тем более тяжело воспитать, гены дают о себе знать. Если бы родители были такие изверги, неужели выросли такие жизнерадостные дети? Я всегда видела Михаила и Анатолия только с улыбкой на лице. Они сговорились против отца, и тогда эта Екатерина такую клевету на него придумала, что в голове не укладывается!

В доказательство Дарья прислала нам фото, на которых один сын мать на руках носит, а другой на открытке ей в любви признается.

15-летняя Юлия три года назад тесно общалась с детьми Смоляковых в музыкальной школе: «Хорошая многодетная семья, талантливые дети. Ребята всегда посещали занятия, всегда везде выступали, они были в хорошем настроении. С Гошей мы занимались у одного и того же педагога по фортепиано, с Ваней и Максимом пересекались на общих уроках, болтали всегда, все у них было хорошо. Честно, не знаю, что сейчас происходит. Некоторые считают, что дети наговаривают на родителей».

Представитель епархии так высказался о батюшке: «Мы отвечаем за него как за священника. А тут семейные отношения, мы не вправе в семью вмешиваться. Как к священнику вопросов к нему не было».

"Московский комсомолец", 21 декабря 2020 года